Преднамеренное банкротство

Административная ответственность за преднамеренное банкротство предусмотрена частью 2 статьи 14.12 КоАП РФ.

Что понимается под преднамеренным банкротством физлица, каковы его признаки и ответственность за него?

Процедура банкротства физического лица направлена на списание задолженности. Но если должник преднамеренно довел себя до состояния финансовой несостоятельности, то долги за ним сохранят, и, помимо прочего, ему грозит уголовное наказание.

Преднамеренное банкротство представляет собой административное и уголовное преступление. Под ним понимается совершение гражданином определенных действий или бездействия, которые ведут к его неспособности расплачиваться по долговым обязательствам и к его банкротству.

У преднамеренного банкротства с учетом приведенного выше определения есть две отличительные черты:

  1. Должник совершает определенные действия или бездействует. В качестве примера таких действий можно привести получение нескольких кредитов или одного крупного займа, для оплаты по которому у должника очевидно отсутствуют финансы. То есть имеются основания полагать, что уже на момент получения кредита должник брал его, не планируя отдавать.

Также примером подобных действий можно считать заключение заведомо невыгодных сделок (на нерыночных условиях, по заниженной стоимости) или активные действия, направленные на вывод активов до инициации банкротства.

Что касается бездействия, то это может говорить о невыполнении или ненадлежащем исполнении обязательств должником. Например, он, имея возможность внести ежемесячный платеж по кредиту, не сделал этого и уклонился. В результате сумма долга начала расти вместе с начисленными за просрочку штрафами и процентами.

  1. Второй признак – наличие причиненного ущерба. В данном случае под ущербом понимается причиненный вред кредиторам и государству. От степени и размера ущерба будет зависеть наказание для должника: административная ответственность или уголовная.

Так чем же отличается преднамеренное банкротство от обычного? Ведь при традиционной процедуре признания финансовой несостоятельности всегда страдают кредиторы в большей или меньшей мере (физлицо освобождается от долгов даже при неполном исполнении взятых на себя обязательств).

Отличие преднамеренного банкротства в том, что лицо в этом случае намеренно и целенаправленно предпринимает действия, чтобы потом обанкротиться и получить освобождение от долгов. Выражаясь юридическим языком, лицо должно осознавать общественную опасность своих действий или бездействия и желает их наступления.

Для лучшего понимания приведем примеры нормального и преднамеренного банкротства. Например, гражданин Иванов взял крупный кредит, имея стабильный высокий доход. Но затем он попал в серьезную аварию, получил травмы и лишился возможности работать, согласно заключению медиков. Кредит выплачивать стало нечем. В данном случае очевиден непреднамеренный характер финансовой несостоятельности, то есть при получении крупного кредита Иванову было чем его платить.

Другой пример. У Стерлякова были обязательства по кредиту, которые он по разным причинам исполнял недобросовестно. Иногда он пропускал ежемесячные платежи, ему начисляли пени и штрафы и объем задолженности рос. У него было в собственности два земельных участка, дача и гараж. В случае их продажи Стерляков без проблем мог бы погасить долги перед кредитором. Вместо этого он передает все имущество по дарственной жене и сыну. Оставшись без собственности, Стерляков подал на свое банкротство. Управляющий по результатам проверки составил отчет о наличии признаков преднамеренного банкротства в действиях Стерлякова. В дальнейшем было возбуждено уголовное дело.

Преднамеренное банкротство следует отличать от фиктивного, хотя оба эти понятия ведут к административной и уголовной ответственности. При фиктивном банкротстве гражданин предоставляет суду ложную картину своей финансовой несостоятельности, хотя на самом деле у него есть финансы для погашения долгов, и в действительности он не отвечает признакам банкрота. Если фиктивное банкротство предполагает сообщение заведомо недостоверных сведений, то преднамеренное – предпринятые заведомо невыгодные действия. При преднамеренном банкротстве должник в реальности отвечает всем признакам несостоятельности.

Несмотря на разницу между фиктивным и преднамеренным банкротством, цель у указанных деяний одна: вывести активы и избавиться от долгов под прикрытием своей несостоятельности.

Объекты и цели при преднамеренном банкротстве

Непосредственным объектом процедуры является хозяйственная деятельность юридической компании или предпринимателя, а кредиторами – граждане и юридические лица, обладающие законными основаниями для предъявления отдельных требований к компании-банкроту.

READ
Как можно не платить кредит законно банку

Преднамеренное банкротство является подготовленным процессом и включает следующие элементы:

  • поступки и деяния в виде предумышленного ошибочного действия или отсутствия действия, ставшие причиной негативной ситуации;
  • причинные отношения, устанавливаемые между имевшим место деянием и вызванным им последствием;
  • последствия поступков/действий, выраженные в виде крупного урона.

Процесс совершается в результате активных поступков руководителя или отсутствия таковых в отношении выполнения собственных должностных обязанностей в течение некоторого периода с целью приведения предприятия к состоянию неплатежеспособности.

Преступление совершается всегда с намерением обанкротить предприятие с целью незаконного присвоения его активов, уклонения от выплаты налоговых платежей, введения в заблуждение кредиторов и конкурентов.

К сведению! Активные действия и осознанное бездействие виновных в преступлении лиц признаются в юридическом смысле равнозначными. Имеет значение лишь тот факт, что итогом поступков или отсутствия какого-либо действия стал материальный ущерб.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность за преднамеренное банкротство установлена ст. 196 УК РФ.

Для привлечения к уголовной ответственности помимо совершения действий, заведомо влекущих неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, необходимо наличие крупного ущерба.

При этом крупным ущербом в целях применения ст. 196 УК РФ признается ущерб, в сумме, превышающей 2 250 000 руб. (примечание к ст. 170.2 УК РФ). Также как и в случае с ч. 2 ст. 14.12 КоАП РФ в ст. 196 УК РФ не указывается перечень таких неправомерных действий.

На практике такими действиями, как правило, выступают совершение сделок с целью причинения вреда имущественным правам должника и или его кредиторов (сумма ущерба не менее 2 250 000 рублей).

Например, по одному из дел, в рамках которого был вынесен обвинительный приговор, суд установил следующее. Гражданин, будучи участником и руководителем банка в период с 1 мая 2010 года до 14 декабря 2010 года, совершил ряд последовательных действий по замене высоколиквидных активов банка на неликвидные, лицам, неспособным исполнять обязательства по кредитным договорам, причинив крупный материальный ущерб на общую сумму 941 149 900 рублей (Апелляционное определение Московского городского суда от 08.12.2016 N 10-19601/2016).

По другому делу, в рамках которого гражданин был привлечен к уголовной ответственности, основанием явилось следующее: создание гражданином как руководителем общества «А» фиктивной кредиторской задолженности общества «А» перед входящими в холдинг «Б» и «В» лицами посредством заключения договоров займа, дополнительного соглашения к данным договорам о сокращении сроков возвратов займов с целью последующего получения оснований для объявления общества «А» банкротом (Постановление Президиума Томского областного суда от 12.07.2017 по делу № 44у-58/2017).

Совершение преступления (ст. 196 УК РФ) наказывается штрафом в размере от 200 до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 3 лет, либо принудительными работами на срок до 5 лет, либо лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 200 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев либо без такового.

Анализ имеющейся в интернете судебной практики показывает, что привлекают к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ крайне редко.

Это можно объяснить высокими стандартами доказывания, прежде всего наличия у лица противоправной цели (создание условий, при которых должник не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам) и разграничение с действиями, укладывающимися в рамки обычной предпринимательской деятельности, с присущими ей рисками.

Преднамеренное банкротство предприятия

В Российской Федерации преднамеренное банкротство предприятия влечет за собой уголовную, административную или субсидиарную ответственность руководителей или учредителей предприятия. Если ущерб, нанесенный преднамеренным банкротством, составляет более 1.5 миллионов руб. – наступает уголовная ответственность. Если ущерб от банкротства менее этой суммы – административная. Руководители, лица, контролирующие компанию, которая объявила себя банкротом, директор или учредитель могут привлекаться к субсидиарной ответственности, в рамках которой с них взыскивают определенные суммы.

READ
Жалоба на сотрудника гаи - бланк 2022

В последние годы анализ преднамеренного банкротства показывает, что наиболее часто подобный вид банкротства встречается в банковской сфере и среди предприятий. Однако обвинительный приговор по статье 196 Уголовного Кодекса РФ «Преднамеренное банкротство» выносился только в пяти процентах случаев. Такое положение дел сложилось из-за того, что до сих пор отсутствует эффективный механизм выявления подобных случаев. Необходимо провести полный анализ хозяйственной деятельности предприятия, соответствие ее законодательству Российской Федерации. Выявить, насколько действия или бездействия руководства поспособствовали банкротству.

Ответственность

Фиктивное банкротство расценивается законом, как мошеннические действия.

За совершение таких действий закон предусматривает административную, а также уголовную ответственность. К какому виду юридической ответственности привлекут должника, определяется размером причиненного должником ущерба кредиторам.

Административная ответственность лжебанкроту наступает, если размер нанесенного ущерба будет расценен как не крупный. За подобные правонарушения должник будет привлечен к административной ответственности согласно ч.1 ст. 14.12 КоАП РФ. Этот пункт предусматривает наказание в виде штрафа от 1 до 3 тысяч рублей.

Если вред, причиненный кредиторам будет оценен как крупный, то должник будет привлечен к уголовной ответственности согласно статье 197 УК РФ. Согласно закону размер ущерба должен превысить 2 млн 250 тыс. рублей. Эта уголовно-правовая норма предусматривает следующие виды наказаний:

штраф в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы осужденного от 1 до 2 лет;

принудительные работы сроком до 5 лет;

лишение свободы сроком до 6 лет со штрафом до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы за период до 6 мес. или без него.

Инициатором возбуждения уголовного дела и уголовного преследования могут быть следующие лица:

финансовый управляющий – специально уполномоченное должностное лицо, занимающийся ведением процедуры банкротства конкретного лица. В его работу также входит оценка финансового состояния должника и установление фактов неправомерности банкротства;

кредиторы. Логично, что кредиторы стараются инициировать проведение проверок и установления факта фиктивного банкротства. Ведь от этого будет зависеть возможность вернуть денежные средства от должника.

Важный момент: финансовый управляющий не проводит оценку и анализ фиктивного банкротства, если заявление о признании должника банкротом в арбитражный суд подал именно кредитор. Уголовно-правовая норма прямо устанавливает, что для привлечения должника к уголовной ответственности за фиктивное банкротство, инициировать саму процедуру должен сам должник.

За преднамеренное банкротство, закон также предусматривает наказание.

Часть 2 ст. 14.12 КоАП устанавливает административную ответственность за преднамеренное банкротство если неправомерные действия не несут тяжелого ущерба. Эта норма предполагает наложение административного штрафа в размере от 1 до 3 тыс. рублей.

Уголовная ответственность за преднамеренное банкротство устанавливает ст. 196 УК РФ и предусматривает следующие виды наказания:

штраф (200-300 тыс. руб.) или в размере заработной платы виновного от 1 до 3 лет;

принудительные работы (до 5 лет);

лишение свободы (до 6 лет) с наложением штрафа (до 200 тыс. руб.) или в размере заработной платы осужденного (до 18 мес.) или без такового.

Гражданское лицо (или ИП) привлекается к тому или иному виду ответственности в зависимости от размера причиненного вреда кредиторам. Так же, как и в случае с фиктивным банкротством, крупный размер ущерба оценивается суммой свыше 2 млн 250 тыс. рублей.

Стоит также отметить, что гражданин не может нести уголовную ответственность, если не будет доказана его вина. В данном случае, преступными признаются действия, совершенные умышленно. Если неправомерные действия были совершены по другой причине (неграмотности), то должник не будет привлечен к уголовной ответственности.

В процедуре банкротства много нюансов, чтобы ее проведение не повлекло дополнительных проблем с законом, нужно помнить несколько вещей:

READ
Утверждены формы заявлений о переходе на спецрежимы

Фиктивное банкротство – банкротство, при котором лицо объявляет себя финансово несостоятельным, а денежные средства для удовлетворения требований кредиторов унего есть.

Преднамеренное банкротство – умышленное совершение лицом действий/бездействий, которые приведут к разорению.

Целями фиктивного банкротства являются: уход от долговых обязательств; получение отсрочки выплаты денежных обязательств и более выгодные условия их погашения; закрытие бизнес-проекта; совершение мошеннических действий с кредитными средствами для получения своей выгоды.

Признаками фиктивного банкротства являются: несоответствие предоставленной информации и документации должником с собранными сведениями уполномоченными лицами; предоставление должником поддельных и фальсифицированных документов о своем имуществе, а также о своих доходах и расходах; проведение должником сделок для скрытия своего имущества и денежных средств.

Группами совершения противоправных действий при фиктивном банкротстве являются: сокрытие сведений и преднамеренное искажение информации должника о своем имуществе и финансовом положении; совершение должником мошеннических действий, которые причиняют финансовый ущерб кредиторам; противодействие работе уполномоченным лицам.

Должник несет административную и уголовную ответственность за преднамеренное и фиктивное банкротство. Вид юридической ответственности должника определяется размером причиненного ущерба кредиторам.

Первое противоречие обусловлено различным пониманием роли арбитражного судопроизводства по делу о несостоятельности для уголовного судопроизводства по делу о криминальном банкротстве

Нужно ли решение арбитражного суда по делу о банкротстве для подтверждения «признаков банкротства» в ст. 195 УК РФ или «неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» в ст. 196 УК РФ для начала уголовного преследования за криминальное банкротство?

Согласно одному из сложившихся в судебной практике подходов указанные признаки банкротных преступлений предлагается определять только после принятия соответствующих предусмотренных Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) решений в рамках процедуры арбитражного судопроизводства.

В основном уголовные дела о банкротных преступлениях возбуждались после введения арбитражным судом одной из процедур банкротства и получения правоохранительными органами от нового руководства организации или арбитражного управляющего первичной информации о признаках криминального банкротства должника.

Однако выводу должника из кризисного состояния еще до обращения к арбитражному судопроизводству могут способствовать, например, более эффективные действия нового менеджмента или досудебная санация.

Должно ли это быть препятствием для уголовного преследования недобросовестного руководителя должника, действия которого содержат признаки банкротного преступления?

Применение «антибанкротных» норм УК РФ будет еще более ограниченным, если связывать уголовное преследование за криминальное банкротство с завершением конкурсного производства в арбитражном суде.

Ведь в ходе процедур финансового оздоровления или внешнего управления платежеспособность должника может быть полностью восстановлена, тот же самый результат можно получить и от реализации мирового соглашения должника с кредиторами.

Например, руководитель одного из стратегических оборонных предприятий привлечен к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство. Предприятие было исполнителем гособоронзаказа. Получив по госконтрактам авансы на выполнение НИОКР, руководитель предприятия направил более 100 млн руб. в фирмы-однодневки, которые были фиктивно привлечены к выполнению НИОКР как соисполнители. Из-за невыполнения госконтрактов у предприятия образовалась крупная кредиторская задолженность, для ее взыскания госзаказчики инициировали процедуру банкротства должника. В ходе конкурсного производства одно из федеральных министерств внесло более 120 млн руб. на восстановление платежеспособности предприятия. В результате принятых мер заключено мировое соглашение с кредиторами, требования которых были полностью удовлетворены, а производство по делу о банкротстве прекращено. Тем не менее руководитель оборонного предприятия был осужден за преднамеренное банкротство (см. приговор Чертановского районного суда г. Москвы от 16 ноября 2011 г. по уголовному делу № 1-426/2011).

Подобная судебная практика складывалась в рамках подхода, согласно которому определение «признаков банкротства» в составах неправомерных действий при банкротстве и «неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» в составе преднамеренного банкротства при расследовании уголовных дел о криминальном банкротстве осуществляется по критериям, предусмотренным Законом о банкротстве, но независимо от процедуры арбитражного судопроизводства по делу о несостоятельности.

READ
Устав ООО: от создания до внесения изменений

Исходя из этого подхода указанные признаки составов неправомерных действий при банкротстве и преднамеренного банкротства подразумевают своеобразные юридические фикции, когда состояние должника внешне соответствует банкротству, но необходимых для констатации этого состояния решений арбитражным судом не принято.

Уголовному праву вообще свойственно придавать иное содержание понятиям гражданского права. Тут можно вспомнить, как истолковано понятие «руководитель организации» в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по делам о незаконном предпринимательстве (п. 10) или о налоговых преступлениях (п. 7), под которым понимается в том числе «теневой», неформальный руководитель. Или упомянуть разъясненное высшей судебной инстанцией понятие «сделка» для целей применения уголовного законодательства об ответственности за легализацию преступных доходов, под которой понимается также создание видимости сделки (п. 6).

Таким образом, следуя указанной позиции, независимо от производства по делу о банкротстве в арбитражном суде:

  • для применения ст. 195 УК РФ достаточно совершения неправомерных действий, описанных в диспозиции данной нормы, повлекших причинение крупного ущерба, при наличии фактических признаков банкротства (неплатежеспособности) должника;
  • для применения ст. 196 УК РФ достаточно совершения действий, повлекших фактическую неспособность удовлетворить требования кредиторов или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (недостаточность имущества) и причинение крупного ущерба.

Однако всеобщей поддержки этот подход все-таки не получил и противоречие не было преодолено.

Неправомерные действия при банкротстве (Ст. 195 УК РФ)

Данной статьей охватывается целый ряд преступных деяний, которые подразделены на три группы.

  1. К первой группе (часть 1) относятся: сокрытие самого имущества (имущественных прав) или информации о нем, т.е. их полное или частичное утаивание, передача имущества во временное владение иным лицам, его отчуждение или уничтожение, а также уничтожение или подделка бухгалтерских или иных учетных документов. Например, перевод долга по дебиторской задолженности на дружественную компанию; передача имущества в счет погашения задолженности по мнимым сделкам; подача заявления в полицию о краже дорогостоящего имущества, которое должник в действительности утаивает.
  2. Вторая группа (часть 2) охватывает действия, совершаемые должником в интересах отдельных кредиторов в ущерб иным кредиторам. Например, нарушается очередность кредиторов, предусмотренная ГК РФ; в нарушение графика погашения задолженности в ходе финансового оздоровления должник осуществляет платежи отдельным кредиторам в ущерб другим.
  3. В третью группу (часть 3) законодатель включает действия должника, направленные на создание условий, которые не позволяют арбитражному управляющему в полной мере осуществлять свои функции. Например, ограничение доступа в помещение, к документации и иным носителям информации, уклонение или отказ от передачи документов или имущества.

Данная статья предусматривает уголовную ответственность за действия, которые препятствует правильному проведению процедуры банкротства и полноценному удовлетворению интересов кредиторов. К лицам, которые могут быть привлечены к ответственности по данной статье, относятся: граждане, в том числе индивидуальные предприниматели, руководители организаций, учредители, члены совета директоров, а также сам арбитражный управляющий.

Доказательство неправомерных действий

Чтобы привлечь к уголовной ответственности генерального директора при банкротстве по ст.195 УК РФ, требуются доказательства вины, умысла и установления причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) и причиненным ущербом интересам кредиторов.

В качестве доказательств неправомерных действий должника могут расцениваться различные его шаги. Ряд преступлений по ч.1 и 2 ст.195 УК РФ совершается еще до обращения в суд с заявлением о банкротстве. Например, вывод активов в целях последующего банкротства.

К преступным деяниям будет относиться также предоставление ложных сведений или умышленное сокрытие информации об имеющемся имуществе и иных активах, которые должник указывает в отзыве на заявление кредитора о признании банкротом. Основанием для возбуждения уголовного дела в рамках банкротства могут послужить такие действия должника, как:

  • заключение и исполнение договоров, заключенных на явно невыгодных для должника условиях;
  • заключение договоров с заведомо неплатежеспособными организациями и оплата по ним;
  • списание денежных средств на неподтвержденные документально издержки;
  • оформление задним числом договоров займа; выдача доверенностей на переоформление прав на имущество должника.
READ
Надбавка к пенсии 2 группы 3 степени инвалидности

Обычно на практике недостоверность сведений, факты фальсификации выявляются арбитражным управляющим в процессе анализа первичной документации.

Консультация юриста в Москве

Юридическое сопровождение процедуры банкротства

Воспользуйтесь бесплатной помощью опытного юриста по ссылке ниже. Консультация возможна онлайн или в нашем московском офисе.

На тёмной стороне: уголовные риски банкротства

На тёмной стороне: уголовные риски банкротства

Банкротство – время, когда активов у компании уже нет и расплатиться по долгам сложно. Постойте, но раньше деньги были, куда всё делось? Недовольные кредиторы могут заподозрить криминальную схему и написать заявление. А ещё это способ надавить, чтобы добиться своего. Кого и по каким статьям преследуют в банкротстве, поделились юристы. А мы рассказываем истории гендиректора, виновного в преднамеренном банкротстве, и управляющего, которого подозревали в злоупотреблении полномочиями.

– Те, кто управлял компанией-банкротом (юридические и фактические руководители). Это связано с попытками должника перед банкротством спасти максимум и продать всё за копейки, говорит партнёр юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Клеточкин.

Но больше всех рискует руководитель должника, у которого в банкротстве или в преддверии банкротства нашли недоимку по налогам или другим обязательным платежам.

Руководитель правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45 место По выручке Профайл компании × Эдуард Олевинский

«Во всех случаях, с которыми мы сталкивались, размер доначислений был достаточным для уголовно-правовой квалификации, – продолжает Олевинский. – Часто возбуждались дела по ст. 199 или 199.1 УК (уклонение от уплаты налогов и иных сборов)».

– Управляющие. Они руководят процедурой банкротства. По словам Клеточкина, иногда они не могут удержаться от соблазна и дёшево продают вверенное имущество аффилированным лицам, похищают, нанимают дорогих консультантов и платят им за фактически не оказанные услуги.

– Кредиторы. Они привлекаются наиболее редко. Но они в зоне уголовного риска наряду с должниками, если вступают в сговор с заинтересованными лицами, в том числе управляющими, чтобы с помощью преступных действий получить выгоду. Например, получить долг вне очереди или уменьшить размер требований, говорит партнёр АБ Деловой фарватер Деловой фарватер Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Уголовное право 14 место По выручке 19-20 место По количеству юристов 8 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × Павел Ивченков.

Я работаю директором или учредителем компании-банкрота и вроде бы веду дела как обычно, ничего не краду. Уголовные риски всё ещё есть?

Да. Надо обратить внимание на любые значимые действия, решения, сделки с имуществом должника, которые были успешно оспорены в рамках дела о банкротстве, если это привело к ухудшению имущественного положения, предупреждает руководитель уголовной практики АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Региональный рейтинг. × Михаил Чечеткин: «В судебном акте говорится, какое нарушение было допущено и кто его совершил. Это как раз подтверждение противоправности с указанием на конкретное лицо и размер ущерба».

Другой риск возникает, когда обнаружится, что активов нет, но нельзя подтвердить, на каком основании они выбыли, говорит Чечеткин.

Если руководитель должника не подал заявление о банкротстве при возникновении объективного банкротства (то есть в ситуации, когда руководителю должника ясно, что погасить все требования кредиторов уже невозможно), то это тоже могут квалифицировать как преступление (ст. 195–196 УК), говорит Олевинский. По его словам, для этого требуется доказать, что руководитель имел умысел причинить крупный ущерб кредиторам именно таким способом. «А это тяжело», – отмечает эксперт.

READ
Пенсионер продает квартиру

По словам Клеточкина, пристальное внимание привлекает реализация имущества.

Кредиторы всегда настаивают, что активы надо продавать максимально дорого. Но арбитражный управляющий должен продавать их быстро, что означает более низкую цену.

Партнёр юрфирмы Рустам Курмаев и партнеры Рустам Курмаев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Уголовное право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции 1 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 5 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Клеточкин

Казалось бы, что быстро и дорого продать практически нереально, рассуждает Клеточкин. Но кредиторы, по его словам, всегда стремятся найти в любой реализации имущества злой умысел и привлечь к ответственности. Почва для этого есть. Ведь если злоупотребление действительно есть, то его маскируют именно необходимостью продать имущество побыстрее, делится Клеточкин.

Рассказывает старший юрист РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6 место По выручке 16 место По количеству юристов Профайл компании × Елена Сафонова. Заявление могут подать, чтобы:

  • узнать, кто совершил преступление (например, пропало имущество, а это выяснилось после инвентаризации);
  • получить доказательства для банкротного спора;

В одном из арбитражных споров материалы, полученные в уголовном деле, помогли привлечь контролирующее лицо к субсидиарной ответственности на сумму свыше 12 млрд руб.*

Старший юрист РКТ РКТ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 4 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 6 место По выручке 16 место По количеству юристов Профайл компании × Елена Сафонова

  • помешать незаконным действиям (например, если бенефициар «приводит» в реестр подконтрольных кредиторов);
  • помешать работе (например, добиться проведения обыска или выемки);
  • противодействовать включению поддельных документов в арбитражное дело. Участник дела может подать заявление о фальсификации и принимать решение по итогам экспертизы.

Также уголовное дело может быть способом давления на:

  • бывшего руководителя, который не передаёт документы;
  • арбитражного управляющего (это существенный рычаг давления, ведь возбуждение дела – самостоятельное основание для прекращения полномочий);
  • арендаторов имущества должника (например, когда несколько лиц претендуют на пользование активами банкрота).

* – определение Арбитражного суда Воронежской области от 19 сентября 2019 года по делу № А14-9675/2013.

Нет, потому что в возбуждении таких дел почти всегда отказывают, делится партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство × Денис Быканов. Полиция завалена ими. Быканов советует запастись терпением: «Это тернистый путь, который состоит из бесконечных обжалований решений об отказе в возбуждении уголовного дела, жалоб и так далее».

Здесь заявителю нужен профессиональный адвокат, который облегчит работу следователя и подготовит доказательства: проведёт необходимые опросы свидетелей, организует экспертизы, запросит письменные доказательства.

Партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство × Денис Быканов

Фактически у заявителя два пути, подытоживает эксперт: один путь непроцессуальный и неприемлемый с точки зрения закона, другой заключается де-факто в организации частного сыска.

Можно пример, как осуждают по специальным банкротным статьям?

Примером может служить дело директора «АзовТрансТерминала» Андрея Клюева, которого в апреле 2019 года признали виновным в преднамеренном банкротстве (ст. 196 УК). Компания занималась перевозкой нефтепродуктов и бункеровкой кораблей. Клюев хотел её обанкротить. Для этого он подписал «заведомо недействительный» договор поставки нефтепродуктов с «ФлотРегионСервисом» и распорядился перечислить в его адрес 122,3 млн руб. Но «АзовТрансТерминал» по факту ничего не получил за эти деньги. Чтобы скрыть фиктивный характер сделки, директор подготовил документы на хранение нефтепродуктов и якобы их перепродажу.

READ
Категория: Регистрация и прописка

Кроме того, Клюев подписал договор поручительства «АзовТрансТерминала» по кредиту «Волгоресурса» в Райффайзенбанке. Лимит овердрафта составил 40 млн руб. У поручителя не было средств, чтобы отвечать по долгу, и это только усугубило его неплатёжеспособность, говорится в приговоре. В итоге «АзовТрансТерминал» оставил 700 млн руб. долгов. Второй по размеру кредитор – это государство с 127,5 млн руб. недоплаченных налогов. В итоге Клюев получил два года условно, а затем сразу был амнистирован согласно постановлению Госдумы в связи с годовщиной Победы (№ 1-60/2019).

Нет. Убедиться можно, изучив статистику Судебного департамента. В 2018 году 43 человека были осуждены за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК), девять – за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195) и один – за фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

Юристы называют разные причины. По словам Клеточкина, умысел преступников обычно направлен на завладение активами банкрота, поэтому их действия квалифицируют по общеуголовным статьям.

На проблемы доказывания ссылается заместитель управляющего партнёра Alliance Legal Consulting Group Alliance Legal Consulting Group Федеральный рейтинг. группа Санкционное право группа Уголовное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты Профайл компании × Алина Манина. Когда правоохранительные органы занимаются квалификацией криминальных банкротств, они нередко сталкиваются с проблемами соотношения уголовных и административных составов, конкуренции норм и так далее, говорит Манина.

В то же время, по её словам, методика расследования преступлений по «общим» составам выработана годами. Диспозиция ст. 159 настолько аморфна, что позволяет при желании квалифицировать как мошенничество множество гражданско-правовых споров, в том числе в рамках банкротства, отмечает Чечеткин.

Он называет и другие причины «популярности» общих статей:

  • правоохранителей и потерпевших не устраивают наказания за «банкротные» преступления, а иногда сроки давности привлечения к уголовной ответственности;
  • по «банкротным» составам запрещено заключать под стражу, что идёт вразрез с практикой «массовой посадки» обвиняемых.

По каким тогда статьям чаще всего привлекают к ответственности за преступные действия в банкротстве?

Чаще всего это оконченное мошенничество или покушение на него (ст. 159 УК), говорит Чечеткин. А по наблюдениям партнёра АБ Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Сергея Малюкина, чаще всего применяются ст. 160 УК (присвоение или растрата) и ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями). «Они сформулированы так, что даже законные действия генерального директора или заключение обоснованных сделок могут интерпретировать как способ совершения преступления», – делится Малюкин.

Он назвал и другие сопутствующие статьи, по которым могут квалифицировать нарушения в банкротстве: ст. 160 УК (присвоение или растрата), ст. 204 УК (коммерческий подкуп), ст. 199.2 УК (сокрытие денежных средств или имущества организации, за счёт которых должно осуществляться взыскание налоговой задолженности).

Арбитражного управляющего Владимира Юрина обвинили по ч. 1 ст. 201 (злоупотребление полномочиями). Он занимался конкурсным производством сельскохозяйственного предприятия «Возрождение», чьё банкротство закончилось ещё в 2006 году, а в 2015-м в отношении Юрина возбудили уголовное дело. Оказалось, что он предлагал купить овчарни работавшим на предприятии чабанам, а деньги забирал себе. Возможно, он пользовался тем, что овчарни не были зарегистрированы как недвижимость. Чабаны покупали загоны за 100 000–300 000 руб. у Юрина, а официально суммы были другие (какие именно, в актах не говорится).

Банкротство предприятия закончилось тем, что суд констатировал отсутствие имущества для погашения долгов. «Возрождение» оставило долг перед бюджетом по налогам в размере более 2,5 млн руб., в 2015 году он был списан.

Первая инстанция приговорила Юрина к полутора годам условно и освободила от наказания в связи с истечением сроков давности. Апелляция заменила наказание на штраф в размере 50 000 руб. и сразу его отменила по этой же причине (№ 22-605/2018).

READ
Как правильно оформить договор долевого участия

Мухара Мизиева приговорили к пяти годам лишения свободы за злоупотребление полномочиями, мошенничество и растрату. Бывший директор МУП «ТШСУ» выдал займов некоему ООО «Эльбрус-Тур» на сумму более 32 млн руб. и ничего не сделал, чтобы вернуть эти деньги. Он сфальсифицировал отчётность и скрыл эти долги, хотя признаки банкротства уже были.

Бывший руководитель ПСК «Универсалстрой» Николай Дядюсь получил два года колонии общего режима за преднамеренное банкротство (№ 22-2973/2019). Согласно заключению эксперта, он за три с лишним года вывел из компании 521 млн руб. Для сравнения, требования кредиторов составляли 247 млн руб.

Директор муниципального унитарного предприятия Олег Бочаров получил год и два месяца колонии-поселения за превышение должностных полномочий. Он в обход реестра кредиторов перечислил 2 млн руб. со счетов МУП в адрес ООО «МУП ПТС». Сделку признали недействительной, но деньги общество так и не вернуло, говорится в приговоре № 1-733-16.

Подготовкой и ведением банкротство чаще всего занимаются юристы, ведь это профессиональный процесс. Чечеткин рекомендует им (независимо от стороны: должник, кредитор, управляющий) оценивать ситуацию в целом и значимые действия по отдельности не только с точки зрения цивилистики, но и с уголовно-правовой. Если есть достаточные знания и навыки, можно ограничиться дополнительной оценкой, насколько та или иная ситуация подпадает под Уголовный кодекс, говорит Чечеткин. Если нет, то он советует привлечь к работе адвоката.

«Всегда имейте понятное и достаточное объяснение всем своим действиям с точки зрения бизнес-логики, минимизируйте высокорисковые операции», – рекомендует Клеточкин.

Что вы получаете, заказывая услугу выявления преднамеренного банкротства

Уголовный кодекс Российской Федерации карает преднамеренную несостоятельность юридических лиц. Согласно ст. 196 УК РФ о преднамеренном банкротстве, действия должностного лица, повлекшие неуплату обязательных платежей и долгов перед кредитными организациями в размере более 1,5 млн. руб., наказываются штрафом от 0,2 до 0,5 млн. руб., или принудительными работами, или лишением свободы.

Если ущерб от преднамеренной несостоятельности менее 1,5 млн. руб., то по той же 196 статье УК РФ руководители предприятия или лица его контролирующие привлекаются к административной или субсидиарной ответственности, в соответствии с положениями который с учредителя или директора компании могут взыскиваться определенные денежные суммы для погашения долга.

Выявляются характерные признаки преднамеренного и фиктивного банкротства, среди них:

  • появление посторонних счетов, с которых ведутся расчеты с покупателями;
  • вложение средств в неликвидные бумаги;
  • поддержка фирм-однодневок;
  • предоставления отдельным фирмам беспроцентных займов;
  • продажа продукции по низким ценам «своим» компаниям.

В результате проверок устанавливаются признаки, приведшие к ухудшению показателей прибыли и убытков. По фактам изысканий вы получаете заключение о преднамеренном банкротстве исследуемого лица.

«Стигматизация» банкротного права: как право банкротное решает задачи права уголовного. Обзор судебной практики по криминальным банкротствам

В 1996 году Уголовный кодекс Российской Федерации (далее – УК РФ) сменил Уголовный кодекс РСФСР 1960 года. Существенные изменения в уголовном кодексе 1996 года коснулись именно экономических составов, в том числе для устранения наиболее негативных злоупотреблений против интересов кредиторов, впервые была установлена уголовная ответственность за неправомерные действия при банкротстве (статья 195 УК РФ).

В дальнейшем, самые существенные изменения статья 195 УК РФ претерпела в 2005 году, когда в редакцию от 19.12.2005 г., вступившую в силу 02.01.2006 г. была добавлена третья часть, предусматривающая уголовную ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, либо временной администрации кредитной организации.

Безусловно прогрессивные в момент принятия, положения статьи 195 УК РФ, увы, к настоящему моменту стали архаичными, как с точки зрения регулируемых отношений, так и с точки зрения юридической техники. Содержание нормы статьи 195 УК РФ почти полностью дублирует содержание статей 45, 46, 47 Закона РФ от 19.11.1992 № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий».

READ
Что делать при угрозах: куда обращаться, как себя вести

Так, по результатам анализа почти 100 дел о привлечении к уголовной ответственности по указанной статье, выявлено, что, объективная сторона данного преступления чаще всего представляет из себя заключение сделок, целью которых является выбытие имущества из собственности юридического лица, имеющего признаки банкротства, по заниженной цене, либо вообще без оплаты по таким сделкам (часть 1 статьи), либо выполняется посредством совершения действий, которые нарушают очередность удовлетворения требований кредиторов должника, создавая преимущество перед определенными кредиторами (часть 2 статьи).

Указанное, в свою очередь, позволяет сделать вывод, что объективная сторона преступлений, охваченных составом статьи 195 особенной части УК РФ во многом совпадает с содержанием соответствующих норм Закона «О несостоятельности (банкротстве)» № 127-ФЗ в части оснований для признания сделок недействительными и привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Сложившаяся ситуация приводит к появлению неоднозначно разрешаемых в теории и на практике вопросов квалификации преступлений, совершаемых в процедурах банкротства, составы которых попросту не способны охватить современные тенденции и скорость криминализации отношений в сфере несостоятельности, зачастую, маскируемые злоумышленниками под нормальные гражданско-правовые отношения сторон.

К примеру, несмотря на наименование статьи 195 УК РФ «Неправомерные действия при банкротстве», очевидно, что объективная сторона преступления, предусмотренного только частью 3 данной статьи может быть выполнена только после введения соответствующей процедуры банкротства, при этом, часть 1 и часть 2, соответственно, выполняются до введения любой из процедур банкротства в отношении должника, а сама формулировка «Неправомерные действия при банкротстве» предполагает признание арбитражным судом неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, а не наличие признаков банкротства, как обязательного элемента, сопутствующего объективной стороне преступлений, описываемых в части 1 и 2. Вместе с тем, в действующем уголовном законодательстве мы не найдем, что именно понимается под признаками банкротства

В то же время, если мы обратимся к законодательству банкротному, то увидим не одно толкование такого понятия как «признаки банкротства». Так, пункт 2 статьи 3 Закона о банкротстве определяет признаки банкротства как неспособность юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены.

При этом, пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» содержит такое понятие как объективное банкротство, которое включает в себя период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов.

Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 29.01.2022 г. оперирует таким понятием как имущественный кризис, т.е. трудное экономическое положение, в котором находится должник при наличии любого из обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве и ему надлежит обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве.

Безусловно, такое количество подходов к толкованию признаков банкротства не может не ввести в заблуждение правоохранительные органы при квалификации тех или иных правовых деяний, подпадающих под состав ст. 195 УК РФ, что неизбежно сказывается на «работе» указанной нормы.

Так, если обратить внимание на данные статистики, то за последние пять лет общее число осужденных по статье 195 УК РФ составило 56 человек, при максимуме в 21 человек 2015 году и минимуме в 6 человек в 2016 году.

READ
Минимальный размер пенсии по старости в России

При этом, в соответствии с данными судебного департамента, как статистические показатели рассмотрения заявлений о признании недействительными сделок в процедурах банкротства, так и показатели рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц неуклонно растут и составили по итогам 2019 года, в отношении заявлений о признании недействительными сделок в процедурах банкротства 32 315 рассмотренных по существу при 16 801 удовлетворенных, в отношении рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц 5 264 рассмотренных по существу при 2995 удовлетворенных.

Приведенная статистика, демонстрирующая очевидное превосходство рассмотрения арбитражными судами обособленных споров по делам о банкротстве на основании как заявлений об оспаривании сделок, так и о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника над количеством осужденных на основании ч. 1 и ч. 2 ст. 195 УК РФ, в совокупности с очевидной архаичностью нормы статьи 195 УК РФ, свидетельствуют не только о неэффективности рассматриваемой нормы, но и о ее непрозрачности.

Существующее на сегодняшний день отсутствие правовой определенности в данном вопросе, допущенное законодателем умышленно или по неосторожности, зачастую не только побуждает бенефициаров должника к совершению противоправных действий, замаскированных под гражданско-правовые, а на деле отвечающим всем признакам состава преступления по ст. 195 УК РФ, но и создает благодатную почву для злоупотребления со стороны правоохранительных органов «подгоняющих» действия нерадивых коммерсантов под статью.

В апреле 2019 года представители МВД на заседании президиума Общественного совета при министерстве высказывались о необходимости декриминализации статей УК РФ о преднамеренном и фиктивном банкротстве (196 и 197 УК РФ) в связи с тем, что реально на практике данные нормы не используется.

Тогда как Президент Российской Федерации в своём перечне поручений по вопросу совершенствования института банкротства, адресованном Правительству РФ ,напротив, предложил установить квалифицированные составы преступлений, предусмотренных статьями 195 и 196 УК РФ, повышающих ответственность за их совершение группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, лицом с использованием служебного положения, арбитражным управляющим или ликвидатором, а также наделить органы власти полномочиями по проверке обоснованности заключений арбитражных управляющих о наличии или отсутствии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должников.

В настоящее время в государственную думу на рассмотрение внесен законопроект № 909883-7 о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных механизмов противодействия преступлениям, связанных с банкротством кредитной или иной финансовой организации, которыми предлагается ужесточить наказание за неправомерные действия при банкротстве кредитных, страховых и иных финансовых организаций и предусмотреть отдельные нормы для этого.

Описанные выше действия законодателя носят несистемный, пожалуй, даже непоследовательный характер в части определения государственной политики применительно к криминальным банкротствам, что может говорить об отсутствии такой политики в целом.

Таким образом, на сегодняшний день можно сделать вывод не только об отсутствии определенности в отношении «банкротных» норм в уголовном законодательстве, но и о том, что сложившаяся на практике ситуация приводит к так называемой «стигматизации» банкротного права, которое при текущем уровне регулирования фактически подменяет собой охранительную и предупредительную функции уголовного права.

Нам видится, что реформа и статьи 195 УК РФ в частности, и в целом положений Уголовного кодекса РФ, касающихся, так называемого криминального банкротства с установлением четких и понятных составов уже давно назрела и чрезвычайно востребована всем бизнес-сообществом для обретения желанной правовой определенности. Хочется надеяться, что законодатель проявит чуткость в данном вопросе и соответствующие изменения не заставят себя долго ждать.

Целью преднамеренной процедуры преимущественно выступает противозаконное присвоение активов организации из-за предумышленного поведения/бездействия граждан (руководителей, владельцев бизнеса), которые стали причиной невозможности выплаты компанией имеющейся кредиторской задолженности. Из-за умышленно небрежного ведения дел должностного лица компания в такой ситуации действительно не в состоянии выплатить кредиторские долги.

Ссылка на основную публикацию